Безопасный труд

     в  Полоцком  регионе

         Сайт твоей безопасности

Сначала я хотел начать статью о том, что уровень профессиональной пригодности государственных инспекторов труда (как, впрочем, и большей части госслужащих) за последнее время ощутимо снизился, что, собственно, большинству обывателей видно уже невооружённым глазом. Но ознакомившись с очередными информационными письмами Департамента государственной инспекции труда стало понятно, что слово «уровень» здесь никак не подходит. Более уместно начать статью так.

Очевидный «рост» показывают государственные органы по уровню деградации. Может это планово?! Судить об этом можно и по решениям органов исполнительской власти, касающихся вопросов охраны труда, по, сбивающим ноги о пороги предприятий, мобильных группах, убивающих как своё время, так и время нанимателя, по возросшему уровню травматизма (а оказывается пить стали больше и, наверняка, веселее) и по качеству специальных расследований, проводимых государственными инспекторами труда. Так, в одном информационном письме про уборку зерновых культур, государственный инспектор труда «установил» причины тяжелой травмы, которую получил тракторист-машинист сельскохозяйственного производства Слонимского районного унитарного сельскохозяйственного предприятия «Победитель» Гродненской области. Текст ниже.

«При спуске с площадки комбайна зерноуборочного самоходного КЗС-1218-11 потерпевший, находясь в состоянии алкогольного опьянения (0,9 промилле), поскользнулся на ступеньке и, не удержавшись за поручни, упал на асфальт.

В ходе специального расследования установлено, что в момент травмирования на ногах потерпевшего были обуты сланцы. Заведующим ремонтной мастерской не были приняты меры по обеспечению работников средствами индивидуальной защиты в полном объеме (потерпевшему не была выдана специальная обувь)».

Эврика! Госинспектор труда открыл новое, доселе, ни где ранее не отмеченное «качество» спецобуви – притяжение ног работника, обутых в спецобувь, к земле, в каком бы состоянии тот не находился. Теперь и ежу понятно, что если бы тракторист был в спецобуви, то выпив лишку, он при спуске с комбайна, даже не удержавшись за поручень, всё равно бы приземлился на твёрдую землю на ноги. Или всё-таки инспектор был сам… в состоянии «просветления».

Напомню еще один случай, когда погиб плотник-бетонщик. Речь шла о возможных рисках повреждения здоровья работника на конкретном рабочем месте и соответствующих мероприятиях по безопасности труда, чтобы эти риски устранить либо минимизировать. Так, наниматель посчитал, что одних инвентарных лесов для производства работ на высоте недостаточно и указал в ППР обязательное применение предохранительного пояса. После падения монтажника и его гибели, инспектор труда сделал вывод о том, что предохранительный пояс для выполнения работ не требовался. Стоп… давайте изменим ситуацию! Приходит мобильная группа по оказанию профилактической помощи на строительный объект. Видит леса, видит производство работ на высоте, видит, что работники используют на высоте предохранительные пояса и тут инспектор пишет «рекомендации» (конечно же в качестве «профилактики»), что предохранительный пояс не нужно использовать, т.к. есть леса. А если потом произойдёт несчастный случай из-за того, что работник оказался не пристёгнут и леса не помогли – кто в данном случае будет ответственный за его гибель? За такие «рекомендации» инспектора нужно делать определённые выводы.

А какой квест Департамент госинспекции труда придумал для водителей автомобиля, если водителем является директор или иное должностное лицо. Вот, что отвечает Департамент по данному вопросу на своём официальном сайте.

Вопрос:

Прошу Вас дать разъяснения по постановлению Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 28 ноября 2008 г. № 175 «Об утверждении Инструкции о порядке обучения, стажировки, инструктажа и проверки знаний работающих по вопросам охраны труда». 1. Наш заместитель руководителя (директор по маркетингу) использует служебный автомобиль для рабочих поездок, управляет им самостоятельно. Согласно пункту 44 специалисты, выполняющие работы по профессиям рабочих, проходят обучение, инструктаж и проверку знаний по вопросам охраны труда в соответствии с главой 2 Инструкции № 175. Нужно ли директору по маркетингу (либо любому руководителю, а не специалисту) проходить инструктаж и проверку знаний по охране труда в качестве водителя автомобиля (в штатном расписании имеется профессия «водитель автомобиля»)? 2. Нужно ли специалистам отделов при использовании служебного автомобиля в качестве передвижения проходить проверку знаний как для водителя автомобиля?

Ответ:

Согласно определению, изложенному в подпункте 2.8 пункта 2 Правил дорожного движения, утвержденных Указом Президента Республики Беларусь от 28 ноября 2005 г., водитель – физическое лицо, управляющее транспортным средством, самоходной машиной, за исключением лица, обучаемого управлению механическим транспортным средством, самоходной машиной (сдающего квалификационный практический экзамен на право управления механическим транспортным средством, самоходной машиной).

Как следует из вопроса, заместитель руководителя организации (директор по маркетингу), а также специалисты отделов используют служебные автомобили в служебных целях. Следовательно, они осуществляют управление транспортными средствами как водители.

На основании изложенного, на указанных лиц распространяются требования пункта 44 Инструкции о порядке обучения, стажировки, инструктажа и проверки знаний, работающих по вопросам охраны труда, утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 28 ноября 2008 г. № 175, согласно которому специалисты, выполняющие работы по профессиям рабочих, проходят инструктаж и проверку знаний по вопросам охраны труда в соответствии с главой 2 Инструкции.

Я не знаю какую дурь надо курить, чтобы дать такой ответ. Допускаю мысль, что ответ готовил, например, системный администратор, наполняющий сайт Департамента контентом. Но такое безразличие к подготовке той информации, которая публикуется на государственном сайте, создаёт впечатление, что всё делается для «галочки», как минимум. Интересно и другое – как долго госорганы могут находиться в бессознательном состоянии и в состоянии ли они будут, чтобы изменить свои подходы.

Давая такой ответ, Департамент не допускал, что заместитель директора может использовать личный автомобиль в служебных целях? Он что, не осуществляет управление транспортным средством как водитель? А предрейсовый медосмотр как проходить, если он выезжает из своего гаража, где находится его личный автомобиль и сразу едет по рабочим делам? А комиссию для замдиректора какую создавать, если он входит сам в комиссию по проверке знаний по ОТ, а больше должностных лиц на фирме нет??? Иногда слышу такое решение вопроса: в автопарке надо проходить, в их комиссии. Вам ответ автопарка озвучить?! А что делать со спецодеждой для водителя автомобиля – выдавать али как (представляете – замдиректора на представительском седане в спецодежде и спецобуви едет на консультацию в инспекцию труда, где же ему пройти проверку знаний)? Ведь согласно инструкции по охране труда, он же должен надеть спецодежду, так как он в данном случае выполняет функции водителя и обязан выполнять её требования!  

Так почему госорганы СОЗДАЮТ проблемы? Почему если принимают какие-то решения, то  НИЧЕГО не решают конкретно, а решают только В ОБЩЕМ?! Или это ВСЁ делается НАМЕРЕННО. У многих руководителей и специалистов начинает складываться именно такое впечатление.

Не надо пытаться создавать видимость работы, не надо изобретать велосипед, а тем более с квадратными колёсами. Когда до них снизойдет одна простая истина, что толк будет только в одном случае – если работник будет ответственный в первую очередь сам за не прохождение своевременно проверки знаний по вопросам охраны труда. Он должен ставить в известность мастера, что у него истек период проверки знаний. Точно так же мы все сами смотрим в паспорте не просрочена у нас виза, чтобы выехать за рубеж. САМИ, а не кто-то нас уведомляет, что виза просрочена.  

Специалисты Департамента госинспекции труда совсем не представляют, как работается инженерам по охране труда на местах, линейным руководителям работ, что требует руководство от одних и от других и какими методами.  Так в чём заключается помощь госорганов. Как сказал один из руководителей: – «От них можно ожидать только одной помощи – пусть бы не мешали!» Вот такая благодарность и оценка работы государственных органов.

Не далеко от надзорных органов ушли и исполкомы. В их действиях некогда поступательные целенаправленные шаги уступили место броуновскому движению. Угадайте с первого раза, что они придумывают? Месячники по охране труда. Какие нах… месячники. Что вы собираетесь достигнуть этими месячниками? А месячник прошёл, дальше что?

Полный бардак в головах. Одни сами не понимают (и уже не ищут) смысла в их же написанных распоряжениях, приказах и решениях, другие, в лице организаций, тупо игнорируют все эти требования, ибо выполнить непонятно что и непонятно как – согласитесь невозможно. Чего стоят только фразы госорганов, направляемые в организации о «недостаточном контроле», который необходимо «усилить» и наладить охрану труда «должным образом».

Попрошу не обижаться, когда в исполкомы при ответе на вопрос организации работы по охране труда приходят такие творения: «При организации в организации должным образом надлежащего контроля и усиления ответственности должностных лиц, не удалось избежать незначительного увеличения количества нарушений, которые своевременно устраняются в соответствии с действующим законодательством»

Я не хочу сказать, что всё так плохо как здесь описано. Всё очень плохо!

 

P.S. Кстати о контроле – это самое легкое и самое не эффективное средство добиться послушания работника, но отнюдь не качества выполняемой работы. Хотя на хера нам качество при работе на склад.

Жук Игорь

Услуги по охране труда

Safework picture

WORKPLACE-SAFETY-SIGNS-63762-ba.jpg

Погода в регионе

pogoda.by

Статистика

Количество просмотров материалов
1001019
Яндекс.Метрика

Наши партнеры

DMG Group
 © 2018 

 

Google c43c42093b98a9d7